Выступление Рауля Кастро Рус: «У нас уже более полувека есть Революция - это великий подвиг кубинского народа»

06.08.2012

Дорогие женщины и мужчины Гуантанамо!

Я пришел выступить перед вами. Хочу приветствовать всех, кто здесь, всех, кто в провинции Гуантанамо, и всех во всей стране (Аплодисменты).

Правильным было решение поручить выступления товарищу Мачадо Вентуре и первому секретарю провинциального комитета. Это был образцовый акт (Аплодисменты), какими должны были бы быть все (Аплодисменты). Великолепны и вступительное выступление наших молодых артистов из Гуантанамо, и речи всех, кто был на этой трибуне. И все это - за 55 минут! Думаю, что правильно решили и провести все в пределах этой спортивной зоны. Неправильно было бы, если бы каждая провинция захотела иметь площадь размером с Площадь Революции в Гаване. Страна у нас небольшая и не может повсюду выделить землю на такие площади. Достаточно и этой (Аплодисменты).

Как уже сказал Мачадо, прошедшая неделя была очень напряженной. На каждом из мероприятий, о которых он говорил, было всего по три выступления. Я вообще не выступал, кроме как в парламенте. Зато были дискуссии, иногда очень откровенные: на Совете Министров, на Пленуме ЦК. Мы спорили и глубоко вникали в те вопросы, которые потом были внесены для законного оформления в высший орган государственной власти - в парламент, нашу Национальную Ассамблею. Так что сегодня я говорю из последних сил, но для вас их сохранил (Аплодисменты).

Мы чувствуем глубокую любовь ко всей нашей стране, ко всему нашему континенту - Латинской Америке и Карибам. Но, естественно, чувствуем особую привязанность к тем местам, где мы воочию видели, как народ сражался, видели, как гибли в бою десятки товарищей, где сотрясается земля, как с гордостью сказал поэт: «Здесь земля сотрясается, потому что ее сотрясают люди». (Аплодисменты). Так и есть - на всей Кубе сейчас сотрясается земля, потому что ее сотрясают наши мужчины и женщины.

Вот уже больше полувека, как мы ведем эту борьбу, этот этап борьбы. Мы сражались здесь, в этом отдаленном краю, больше всего похожем на Сьерра-Маэстру, на западную Сьерра-Маэстру. С гордостью мы видим те сотни и сотни километров пути, который прошел Фидель от высадки с «Гранмы» до битвы при Гисе, и оттуда уже на машинах триумфально въехал в Сантьяго-де-Куба - как мы говорили, после Гисы уже не пришлось идти пешком. Я вспоминаю, как мы, чтобы открыть Второй фронт, дошли от места высадки до Моа, до окрестностей Моа, там тоже сели на машины и смогли двигаться быстрее. Используя предварительную работу жителей Гуантанамо, мы смогли быстро развернуть здесь герилью и создать прочный фронт, территория которого к концу войны достигла 12 000 квадратных километров. Двигаясь на Сантьяго-де-Куба, мы шли через Сокорро, через Майя, перед самым рассветом подошли к Гуантанамо. Все эти воспоминания прошли чередой в моем сознании.

В будущем году мы отметим 60-летие атаки на казарму Монкада. Состоится торжественное заседание парламента в Сантьяго-де-Куба, и я там выступлю. Но еще до Монкады мы пройдем Маршем факелов вместе со студентами, с героическими кубинскими студентами, от Университетского холма до памятника Марти - 28 января, как прошли шестьдесят лет назад3 (Аплодисменты). Естественно, с нами будет и тот парень из Гуантанамо, что потом прошел всю войну, стал секретарем ЦК; и Команданте Революции Рамиро Вальдес, который тоже участвовал в том марше; и Мачадо, с которым я не был тогда знаком, но он приехал в Гавану и принял участие; мы пройдем этим маршем вместе с товарищем Фауре Чомоном, который тоже был с нами тогда; со всеми, кто захочет присоединиться к нам на этом кратком и волнующем пути.

Вот что мне хотелось сказать вам: надо продолжать! Не буду повторять то, что говорил на съезде, на партконференции, на других мероприятиях. Надо продолжать! Продолжать идти вперед темпом, который определят кубинцы, - без спешки, но и без перерывов, понемногу, понемногу, как ходят в сельве, чтобы подольше хватило сапог. А в будущем посмотрим, как пойдем дальше, на другом отрезке, - может, и быстрее, как по шоссе, ведущему к Сантьяго-де-Куба. Пока же самое важное - не строительство шоссе, а производство того, что нужно в повседневной жизни; шоссе надо содержать в порядке, но не забывать про хлеб насущный. Двигаясь последовательно, мы достигнем всех целей, которые когда-то казались очень амбициозными: дать народу лучшие условия жизни в соответсвии с ресурсами, которыми мы располагаем.

Мы знаем обо всех проблемах, с которыми сталкивается страна, с которыми сталкивается население. Да, зарплата низкая, трудностей много. Но пока мы не продвинемся в производстве и производительности, начиная с тех задач, которые в наших руках, которые можно решить, в первую очередь с производства продовольствия, чтобы сэкономить миллиарды долларов, идущие на импорт, - до тех пор нельзя повышать зарплату. Мы повысили зарплату учителям - не настолько, как хотелось бы, но повысили. Медикам остается мало, но так живут все.

У нас уже более полувека есть Революция - это великий подвиг кубинского народа (Аплодисменты). И продолжать надо с той же стойкостью, какую проявили первые борцы за независимость. Они начали большую войну в 1868 году, потом сделали следующую большую попытку, которую называют «маленькой войной». Потом появляется Марти, погибший молодым, в сорок два года, после одного поражения за другим - поражения «Фернандины», когда североамериканские власти захватили у него оружие, приобретенное ценой больших жертв кубинских рабочих-табачников и на пожертвования богатых кубинцев в США. И опять неудачи - у Баракоа, у Кахуабо, у Фраийиты, где высадились Марти, Гомес, братья Кромбет, Антонио и Хосе Масео - все это вам хорошо известно. И вот в самом конце, после стольких усилий, Соединенные Штаты дождались, пока «созревший плод» упадет в их руки. Под предлогом помощи кубинцам, прикрываясь резолюцией своего Конгресса, - в ней говорилось, что «Куба должна быть на деле и по праву свободной и независимой», - они добились поддержки армии мамби, что позволило им высадиться в Сибонее. Незадолго до того, как мамби вошли бы в Сантьяго-де-Куба, началась та история, которая закончилась 1 января 1959 года. Они не позволили войскам мамби войти в Сантьяго-де-Куба. Остальное вы знаете: они просто-напросто завладели всем в этой стране. Из кубинского народа в живых оставалось всего полтора миллиона человек. Если сравнить результаты последней переписи, проведенной испанскими колонизаторами, и первой переписи, проведенной североамериканскими интервентами, видно, как сильно сократилось население Кубы. Не забудем знаменитую «реконцентрацию» Вейлера4. И что же нам оставили? Один кубинец сказал это в Баямо еще в 1878 году: герб с королевской пальмой как основной символ Родины, - как говорил Марти, выступая перед кубинцами перед началом войны в 1895 г.: «пальмы как невесты, ждущие нас». Вот нам и оставили герб, гимн и знамя - и все! С вас достаточно!

Это абсолютное господство длилось 60 лет. Мы терпели его с тех пор, как североамериканские войска вступили в Гавану - сами военные действия шли в основном в провинции Орьенте -1 января 1899 года. Шестьдесят лет абсолютного господства! Доходило до того, что приезд североамериканского посла был важнее, чем избрание президента. Так и было - американский посол был главнее, чем президент республики. Огромные заголовки газет даже не говорили, из какой он страны: «прибыл посол», прибыл надсмотрщик!

И в тот же день 60 лет спустя в столицу республики, после боев по всей стране, партизанской и подпольной борьбы, вошли бородачи Фиделя - и та история закончилась (Аплодисменты). Эта победа завершила этап, называемый демократическим, - тот, по которому столь упорно тоскуют сами Соединенные Штаты и вся «большая пресса» всего мира или, вернее, части мира. Вот чего добиваются или за что борются некоторые группки, которые только и делают, что создают основания для того, к чему стремятся, - чтобы здесь однажды случилось то же, что в Ливии, то же, что пытаются сделать с Сирией.

В нынешний момент развития человечества у нас есть только одно - маленький остров, совсем маленький, с мирным народом. Мы, кубинцы, - мирный народ, нам нравится танцевать и петь. Мы бы хотели дружить со всеми, включая Соединенные Штаты. Но мы на самом деле, как говорили гуахирос5, - народец немного упрямый. Хорошо говорят гуахирос: «немного упрямый».

Если они хотят противостояния, пусть оно будет в бейсболе: один раз выиграют они, другой - мы; но в остальном - нет. Нельзя руководить миром, это безумие, и уж подавно нельзя основывать это на лжи, на лжи, повторяемой в геббельсовском стиле, в стиле того нацистского министра пропаганды времен правления Гитлера в Германии, - на лжи, повторяемой постоянно. Вот ведь что происходит.

Когда они захотят вести диалог, - стол накрыт. Мы им уже говорили по дипломатическим каналам: хотите дискутировать - будем дискутировать (аплодисменты). Хотите дискутировать по проблемам демократии, свободы печати и так далее, по правам человека - по всем этим сказкам, которые они сочинили за последние годы, особенно насчет прав человека: мол, будем дискутировать о положении на Кубе. Ладно, будем дискутировать обо всем, что происходит на Кубе, но на равных условиях, мы же не в их подчинении, не являемся ничьей колонией и ничьей марионеткой, - так будем обсуждать те же темы и по Соединенным Штатам. На этом мы будем стоять: давайте дискутировать обо всем, о чем хотите, по Кубе и по Соединенным Штатам, и по их - чуть не вырвалось недипломатичное слово - союзникам, в основном из Западной Европы.

Тем временем, мы здесь. Больше у нас чего-то или меньше, но мы здесь навсегда. И на всякий случай порох держим сухим (бурные аплодисменты).

Еще раз провозглашаю нашу склонность к миру, мы не собираемся никому наносить ущерб, но мы защищаем свой народ. Наш народ защищает себя и умеет это. Здесь никому не надо говорить, что делать. Здесь мы все знаем, что нам делать при любых обстоятельствах. (Аплодисменты).

От имени товарища Фиделя и всех руководителей, как уже сказал Мачадо, - привет всем мужчинам и женщинам Гуантанамо!

До скорого!

Перепечатано с prometej.info


Примечания переводчика

1  Мариана Грахалес - выдающаяся кубинская патриотка, сражавшаяся вместе со всей семьей в рядах повстанцев-мамби в годы первой войны за независимость 1868-78 гг. В боях с испанскими колонизаторами геройски пали муж М. Грахалес и все семеро сыновей, из которых ненамного пережил мать лишь один - «бронзовый титан» Антонио Масео, национальный герой Кубы.

2 Привожу традиционное русское название кубинского праздника, однако считаю более адекватным как исторической ситуации 1953 г., так и смыслу испанского "Día de la Rebeldía Nacional" - к тому же весьма актуальным, особенно в наши дни, - дававшийся ранее мною перевод: «День непокорности нации».

3 «Марш факелов» - молодежная демонстрация протеста против тирании Батисты 28 января 1953 г., в день 100-летия со дня рождения Хосе Марти, прозванного Апостолом кубинской независимости. Марш был подготовлен «Обществом столетия Апостола» во главе с Фиделем Кастро и в свою очередь подготовил штурм «Монкады» и создание Движения 26 Июля, ставшего во главе Кубинской ревлюции.

4 «Реконцентрация» - организованный командующим испанской колониальной армией генералом Вейлером насильственный сгон кубинцев, прежде всего крестьян, из охваченных второй войной за независимость (1895-98 гг.) районов в первые в мире концлагеря, где большинство их погибло от голода и эпидемий. «Опыт» Вейлера был востребован британскими колонизаторами в годы войны с бурами и интервенции в Советскую республику, а затем нацистской Германией и другими империалистическими державами.

5 Гуахирос (в единственном числе - гуахиро, гуахира) - сельские жители гористого востока дореволюционной Кубы (тогдашней провинции Орьенте). Часто занимали пустующие земли частных латифундий или государства и упорно отстаивали свободу и землю. Принимали самое активное участие в войнах за независимость в XIX и в революциях в XX веке. Активно поддержали повстанческий отряд под командованием Фиделя Кастро. Крестьянке-гуахире из-под Гуантанамо посвящена знаменитая «Гуантанамера» - стихотворение Хосе Марти, ставшее любимой песней кубинцев.